Главная | Отзывы | Климат на море | Санатории | Гостиницы | Перелет | Пляжи | Лучшие отели | Отдых у моря | Курорты на море
Отдых у моря Курорты на море Отели у моря

Добро пожаловать! Мы рады Вас видеть!

Рыбы охотского моря
Особенность природы Охотского моря определяется географическим положением, его происхождением и рельефом. Оно относится к типу океанских морей. Расположено на периферии Евразийской и Тихоокеанской литосферных плит, движущихся навстречу друг другу. Часто происходили и происходят вертикальные перемещения блоков (участков) земной коры, поэтому рельеф дня Охотского моря разнообразен. 41,2 % его площади занимает материковая отмель (шельф).

рыбы охотского моря
Материковый склон пологий и на его долю приходится 22 % площади.
Охотское море системой Курильских проливов соединяется с Тихим океаном. Таких проливов более 30, их общая ширина более 500 км. С Японским морем Охотское соединяется мелководными и узкими проливами Лаперуза и Невельского.
У западных берегов Сахалина плещутся воды Татарского пролива. Температура воды здесь возрастает с севера на юг и с запада на восток. Зимой, с января по март, она понижается до -0,7 –1,6 градуса. Однако в юго-восточной части пролива и непосредственно на участке побережья м. Крильон–Томари, где проходит ветвь теплого Цусимского течения, зимняя температура воды составляет 1–2 градуса. В июле-августе температура воды достигает 14–16 градусов на севере и 17– 18 градусов в южной части пролива.
Синий краб – «…в летний период … населяет … глубины от 20 до 208 м, наибольшая плотность самцов и самок отмечена на глубине 29-80м. …В осенний период … отмечен в диапазоне глубин 20 - 500 м».
Стригун опилио – «… район северо-восточного Сахалина с глубинами от 30 до 400 м».
Брюхоногие моллюски – «… встречаются от 20 до 500 м».
Скаты – «… диапазон глубин, где облавливались эти рыбы 40-300 м».
Сельдь тихоокеанская – «… предпочитает глубины менее 100 метров (в большинстве случаев 20-80 метров), где образуются промысловые скопления – косяки».
Корюшка – «…в летние месяцы держится … на глубинах до 40 м…».
Песчанка – «…встречается в уловах … на глубинах 15-120 м… Очень велика роль этой массовой рыбы (на всех стадиях развития), как корма для таких промысловых рыб, как минтай и лососевые».
Рогатковые - «отмечались на глубинах от 15 до 300 м».
По лососевым, минтаю и камбалам те же источники дают следующую информацию:
Лососевые – молодь лососевых (кета, горбуша и т.д.), воспроизводящихся как в реках северо-восточного побережья Сахалина, так и мигрирующих из других мест воспроизводства (р. Амур, рек северо-Охотского побережья и Западной Камчатки), нагуливается на значительной территории шельфа, включая лицензионные участки по добыче нефти.
Минтай – взрослые особи облавливаются на глубине до 500 м. Кроме этого, на морской акватории происходит пассивный дрейф икры и личинок минтая, трески.
Семейство камбаловых (звездчатая, палтусовидная, желтобрюхая камбалы, черный и белокорый палтус и др.) – населяет глубины от 20 до 300 метров. Массовый нерест происходит в прибрежной мелководной зоне (менее 25-30 м).
В целом, по мнению СахНИРО, «…воды, прилегающие к северо-восточному побережью Сахалина являются высокопродуктивным районом Охотского моря, где возможна организация ежегодного промысла ценных видов беспозвоночных и рыб» (отчет о НИР «Биологические ресурсы Охотского моря у побережья северо-восточного Сахалина» (СахНИРО, 1993г.).
А вот мнение Госкомрыболовства:
«По данным многолетних исследований в прибрежных водах и территориальном море северо-восточного Сахалина проходят пути анадромных (нерестовых) миграций лососевых рыб, идущих в реки Сахалина, сельди, а также нагуливается скатывающаяся молодь лососей, которая может несколько месяцев находиться в прибрежной шельфовой зоне… Весь этот район относится к местам нереста и нагула молоди северо-охотоморского минтая, камбалы. Кроме того, зона примерно 10 км вдоль побережья является ареалом нагула серого кита.» (Исх. №02-1/338 от 17.04.2000)
«Конкретно в районе намечаемого бурения скважины Чайво-6 проходит анадромная (нерестовая) миграция лососей: кижуча, чавычи, кеты, горбуши, а также нагульная миграция неполовозрелой части стад кеты, чавычи и нерки (отчет ВНИРО, 1999г.). …. Сюда же мигрирует для нагула минтай из северной части Охотского моря и с юга – от побережья Курильских островов («сезонный запас»). В настоящее время в связи с низкой численностью восточно-сахалинского минтая действует запрет на промысел в этом районе, что более остро ставит вопрос об охране участков нереста минтая.» (Исх. №02-46/525 от 01.03.2000)
Вышеприведенный анализ наглядно показывает, что акватории с глубинами от 20 до 100 м как места обитания, нагула, миграции многих ценных промысловых рыб и беспозвоночных не менее важны, чем участки шельфа более или менее глубокие. Это говорят научные исследования СахНИРО и ТИНРО-Центра, проведенные несколько лет назад. Тем не менее, сейчас СахНИРО опровергает свои же исследования, доказывая обратное в Отчете, подготовленном для снижения («уточнения») формальной рыбохозяйственной ценности участков северо-восточного сахалинского шельфа, совпадающих с нефтяными месторождениями. Истинная ценность данной части Охотского моря от этого не изменится, однако такие выводы дадут возможность Госкомрыболовству уступить нажиму и объявить участки сахалинского шельфа с глубинами 20-100 м водными объектами 1-й категории. А это, в свою очередь, позволит зарубежным нефтяным компаниям на вполне законных одесса комната у моря сливать в море огромное количество токсичных отходов.
Важное дополнение: исследования недавнего прошлого (СахНИРО, ТИНРО-Центр) показывают, что из-за неразрывности структурных, функциональных, трофических, миграционных и других свойств морских популяций и биоценозов то или иное воздействие на морскую израиль курорты красного моря в каком-либо одном месте может отразиться на соответствующих экологических параметрах и прилегающих районов. Для различных видов рыб характерны протяженные горизонтальные нагульные и нерестовые миграции. Расстояния в десятки миль преодолеваются пелагическими видами рыб в течение 1-2 суток и не могут поэтому выполнять предохраняющую функцию.
Это означает, что локальное (только на конкретном, небольшом участке моря) воздействие сбросов отходов бурения на морские биоресурсы невозможно и влияние будет оказано на рыбу, добываемую в значительной части Охотского моря.
Что такое «отходы бурения и нефтедобычи» и как они воздействуют на морские биоресурсы?
Отходы бурения - отработанный буровой раствор и выбуренный шлам – весьма опасны для окружающей среды. В состав буровых растворов на водной основе входят различные, в т.ч. токсичные компоненты, содержащие тяжелые металлы (ртуть, свинец, кадмий, медь, цинк, железо, никель, мышьяк), биоциды, синтетические поверхностно-активные вещества (СПАВ). При прохождении твердых горных пород в состав бурового раствора практически всегда добавляются смазочные вещества на углеводородной основе (нефть, диз. топливо и др.). А бурение наклонных скважин требует применения синтетических буровых растворов, либо растворов на нефтяной основе – в обоих случаях их токсичность очень высока и сброс в море запрещен в подавляющем большинстве стран мира. Вследствие контакта с буровым раствором токсичность приобретает и выбуренный шлам. Кроме того, при сбросе в море шлам образует огромные облака мути (взвешенных частиц), разносимые течениями и резко побережье азовского моря россия качество морской воды. При осаждении тонкодисперсные частицы бурового шлама покрывают ядовитой пленкой места обитания донных организмов – крабов, креветок, различных моллюсков.
Отходы нефтедобычи – пластовые воды – образуются на добывающих платформах в гораздо больших количествах, чем буровые растворы и шлам. Они высоко минерализованы (засолены) и обеднены кислородом, и содержат многочисленные токсические компоненты (тяжелые металлы, фенолы и др.), взвешенные вещества и радионуклиды, такие как радий –226 и –228 с их дочерними продуктами распада. При контакте с морской водой радионуклиды выпадают в осадок и образуют локальные скопления, создавая очаги повышенной радиационной опасности. После сепарации нефти в пластовой воде остаются наиболее токсичные, полиароматические углеводороды – бензол, этиловый бензол, толуол.
Влияние отходов бурения и нефтедобычи на морскую биоту многопланово. В самом основании «пищевой пирамиды» оно выражается в уменьшении первичной продукции фитопланктона изменении биомассы и видового состава планктона в целом. Как известно, планктон – это корм для различных видов рыб и беспозвоночных, основа всего живого в Океане. Тяжелые металлы из буровых отходов, накапливаясь в гидробионтах, не выводятся в течении десятков лет и передаются дальше по пищевой цепи. При этом у рыб происходит нарушение обмена веществ, теряется способность к воспроизводству. И конечно, снижаются их потребительские качества. Токсикологические исследования, проведенные в лаборатории прикладной экологии и токсикологии ТИНРО, показывают высокую токсичность ряда компонентов буровых растворов для морской фауны, а также то, что буровые растворы обладают более сильным токсическим эффектом, чем их отдельные компоненты.
Повышенное содержание взвешенных веществ в морской среде негативно воздействует на кормовую базу рыб – планктон, на молодь ценных промысловых видов рыб, а также на икру и личинки минтая, трески, кальмара, рыб семейства камбаловых, пассивный дрейф которых проходит и через лицензионные участки по разведке и добычи нефти. Наличие взвесей в воде нарушает поведение и обмен веществ у рыб. Осаждение взвешенных частиц ухудшает условия обитания и нереста донных организмов, а при слое в несколько мм убивает бентос, в т.ч. такие ценные виды промысловых беспозвоночных, как краб и креветка, которые из-за своих биологических особенностей не способны выйти из зоны загрязнения и вынуждены постоянно находится в ней.
Крайне важным является и то, что буровые растворы и нефтепродукты даже в незначительных концентрациях, не вызывающих токсикологического эффекта, отпугивают рыб от мест нагула и нерестилищ, меняют миграционные пути.
А вот наблюдения за китами действительно дали совершенно обнадеживающую информацию о том, что они в условиях запрета на промысел начали восстанавливать свою численность. На скоплениях сельди в охотско-лисянском районе были встречены группы крупных финвалов, в прошлом главного промыслового вида усатых китов. Специалисты лаборатории по изучению китообразных приятно удивились моему сообщению. Они считали ситуацию с китами по-прежнему удручающей.
В начале 80-х годов магаданский океанолог В. И.Чернявский разработал для северной части Охотского моря новую схему циркуляции вод. а Н. П. Маркина под эту схему построила карты количественного распределения фитои зоопланктона. Полученные в нашей экспедиции данные по планктону слабо согласовывались со схемами Н. П. Маркиной, правда, в нашем случае разговор шел только об одном осеннем сезоне, а у Нелли Павловны — о среднемноголетней картине в распределении планктона. Тем не менее у меня шевельнулась мысль, что Н. П. Маркина несколько злоупотребляет лакировкой исходных данных под заданную схему. Позднее это стало вообще очевидным.
По-иному обстояло дело с океанологическими схемами В. И. Чернявского. Новые данные вписывались в их принципиальные контуры, при этом некоторые явления и структурные образования выделялись очень резко. к примеру, как говорится, невооруженным глазом видны были два мощных апвеллинга — ионо-кашеваровский и ямский. в их зоне происходит настолько мощный выход глубинных вод, что летом в их центре поверхностная температура на несколько градусов ниже, чем в открытых водах. Здесь более часты туманы и ветры. Эти участки играют большую роль в обогащении поверхностных вод биогенами.
Интересовал меня также слабо изученный Притауйский гидрологический фронт, расположенный на траверзе Тауйской губы. с наличием этого фронта некоторые исследователи связывают формирование в данном районе нагульных скоплений охотской популяции сельди. Через этот район мы проходили при маловетреной погоде. Впереди по курсу показалась темная полоса, с обеих сторон уходившая за горизонт. Когда судно приблизилось, оказалось, что эта полоса представляет собой извилистую ленту из многих тысяч сидящих на воде буревестников. Скопление буревестников оконтуривало границу, вдоль которой сталкивались идущие навстречу друг другу воды. Много было здесь и других планктоноядных птиц, их привлекли сюда, судя по всему, скопления макропланктона, образующиеся в результате его сноса с соседних акваторий и накопленные на границе противоположно направленных течений. Эхозаписей рыб непосредственно в зоне фронтального раздела, однако, не. Скопления сельдевых косяков располагалось заметно западнее, а минтая — аквапарк на азовском море.
На отчете во Владивостоке мы выглядели неплохо, тем более, как я уже говорил, макросъемок всей акватории моря до сих пор не производилось. На отчете я сказал и о том, что Охотское море при такой численности минтая может ежегодно давать его вылов около 2 млн. тонн, т. е. на 0,5 млн. тонн больше прогноза ТИНРО. Эта рекомендация, однако, реализована не. Минтайщики во главе с Н.С.Фадеевым побаивались такой цифры. с другой стороны, они специально занижали квоту вылова минтая, преследуя вполне корыстные интересы. в те годы от науки требовали внедрений в промышленность, и при наличии внедрений могли появляться дополнительные деньги, из них делались надбавки к зарплате. Минтайщики в качестве внедрения оформляли дополнительные квоты, которые выделялись рыбакам после того, как они выбирали заниженную основную квоту.
В.М.Паутов, не будучи биологом-сырьевиком, сразу понял, что, проводя комплексные съемки с охватом учетами нескольких видов рыб, можно сэкономить на количестве экспедиций, так как большая их часть в течение многих лет организовывалась под определенные объекты и в локальные районы. Поэтому он спросил у меня, смогу ли я организовывать до пяти комплексных экспедиций ежегодно. Вопрос упирался не в суда, а в недостаток хороших специалистов, не задействованных в объектных рейсах. Однако я обещал, так как после плаванья на«Новокотовске» у нас окончательно завязался хороший рабочий контакт с большой гидробиологической лабораторией. к нам стали тянутьс гидрохимики и гидрологи. Из лаборатории краткосрочного прогнозирования ко мне перевели сектор рыбных ресурсов Японского моря, которым руководил мой бывший сотрудник А. И.Благодеров. Обещали принимать участие в рейсах и сотрудники Академии Наук, в том числе из Москвы и Ленинграда. Таким образом можно было обойтись без сотрудников ихтиологических лабораторий, привыкших к рутинной работе и не помышлявших о большем. Для надежности В. М. Паутов организовал специальный приказ по Дальрыбе, в котором предписывалось рейсы по моим программам считать приоритетными.
Конечно, я был доволен, ведь представлялась хорошая возможность охватить комплексными съемками дно и пелагиаль всей нашей экономической зоны. Уже в 1985 г. эти наметки удалось начать реализовывать. Но радужный настрой в этом году был сильно омрачен вестями из Минрыбхоза. Я уже писал, что на Дальний Восток из Москвы смотрели как на сырьевой карское море на карте. Столичные чиновники считали, что дальневосточники купаются в деньгах, рыбе, икре и т. д. Но в социально-экономическом отношении дальневосточный регион как раз был обижен, как никакой другой. Местные хозяйственные и партийные власти, конечно, не раз тревожили центр этими вопросами, но их быстро одергивали и ставили на место. На некоторых научно-производственных совещаниях крайкомовцы, курировавшие рыбную отрасль, нам намекали, чтобы с такими вопросами чаще возникала наука, которая была более свободной от субординации перед высокой властью. Справедливость в этих словах была, так как дальрыбовских начальников на коллегиях Минрыбхоза, а крайкомовских секретарей в ЦК КПСС без труда ставили по стойке смирно.
Перед рейсом на«Новокотовске» я отправил статью в «Правду», где назвал вещи своими именами. Кроме критики политики Минрыбхоза, я писал о высокой биопродуктивности дальневосточных морей, которая позволит на все предвидимое будущее быть нашему региону основным рыбопромысловым районом страны. в качестве первоочередной задачи я доказывал необходимость восстановления разрушенной береговой материально-технической базы прибрежного рыболовства, что должно позволить увеличить объем и ассортимент вылова. в сглаженном виде статья была напечатана. Мне позвонили из рыбного отдела Крайкома и передали благодарность Первого Секретаря Д. Н.Гагарова.
Совершенно иной была реакция Минрыбхоза. в Японии в это время с делегацией был первый заместитель Министра рыбного хозяйства Н.А.Кудрявцев. Когда японцы на переговорах с советской делегацией стали настаивать на увеличении дл них квоты вылова в нашей зоне, им ответили, что это невозможно из-за истощенности и ограниченности рыбных ресурсов в советской зоне. Тогда японцы сослались на мою статью в заглавной в СССР коммунистической газете. Н.А.Кудрявцев рассвирепел и среди своих коллег заочно пригрозил отправить меня в желтый дом. Эта«идея» ему, по-видимому, очень понравилась, так как уже в Минрыбхозе она звучала еще не раз. Мои тинровские доброжелатели эти новости привозили из командировок и весело делились ими в институте. Попутно замечу, что вранье на«рыбных» переговорах вообще было частым приемом делегаций нашего Минрыбхоза. Не пойму до сих пор, зачем это нужно было делать. Да, в наших водах много рыбы, но эта рыба наша и наше дело, сколько позволить ее поймать тем же японцам. Почти год меня склоняли в Минрыбхозе, а заместитель Министра Ю.Н.Быстров докатился до того, что повторно запросил из издательства гранки моей книги по Охотскому морю и еще раз поиздевался над ней. в это время в журнале«Природа» находилась рукопись моей статьи о биоте Охотского мор Минрыбхозовские чиновники добрались. и до. Они надавили на редакцию и старейший авторитетный журнал уступил обыкновенным прохвостам.
Такой поворот дел несколько озадачил В. М. Паутова, который сначала поддержал мен Вскоре ему позвонил из рыбного отдела ЦК КПСС его друг А. Е. Рухляда, рыбы охотского моря работавший в Приморском Крайкоме КПСС, а затем в Дальрыбе. Требовалось доказательство, что в дальневосточных морях действительно много рыбы. Я составил таблицу, при этом показал и потенциальную рыбопродуктивность наших морей. Но здесь взвилось дальрыбовское начальство. Дело в том, что если рыбы у нас много, тогда ее нужно больше ловить«на стол народный» для выполнения модной в то время продовольственной программы. а дальневосточная рыбная промышленность и без того давно надрывалась из-за массы диспропорций, в том числе нехватки ремонтной базы, снабжения, обрабатывающих мощностей, запущенности социальной сферы. Именно дальневосточники постоянно закрывали дополнительным выловом проловы на западных бассейнах, ничего за это не получа Так я оказался чужим и среди своих, и среди чужих.
В это же время меня буквально вытащил П. А.Моисеев на Ихтиологическую комиссию с докладом по биологическим ресурсам Охотского мор в повестке дня заседания комиссии первым стоял доклад замминистра Н.А.Кудрявцева. Я имел намерение в перерыве подойти к нему и на тему желтого дома по-крестьянски высказать несколько комплиментов. Но когда прислушался к его докладу, то не поверил — своим ушам. в нескольких местах доклада он. превозносил мои работы. Оказывается, доклад писал П. А.Моисеев, но Н.А.Кудрявцев не стал ничего менять и от текста не отклонилс После доклада он сразу покинул заседание Ихтиологической комиссии, и я ничего не успел ему сказать.
Из Москвы тем не менее я возвращался в хорошем настроении. Нормально прошел мой доклад на комиссии, а перед отъездом домой мне удалось хорошо поговорить с директором ВНИРО С. А.Студенецким.
Мое хорошее настроение, однако, было остужено во Владивостоке уже в день прилета. Минуя дом, я заехал в институт, где мне показали проект внеплановой проверки ТИНРО Дальрыбой. Замысел этого мероприятия принадлежал В. М. Паутову и был он сначала вполне благим. Владимир Михайлович хотел иметь совместный документ Совета директоров Дальрыбы и Ученого Совета ТИНРО с планами более гармоничного развития отрасли и вовлечени в производственную сферу объектов, до сих пор слабо охваченных промыслом. Из Дальрыбы принесли первый вариант проекта будущего совместного заседани Во всем проекте была всего одна фамилия, и эта фамилия была мо в преамбуле проекта с особым смаком обо мне писалось едва ли не как о вредителе народного хозяйства. Видимо, писавшие клерки перестарались, получив поручение немного повоспитывать меня, чтобы я не лез в Москву со своими оценками.
В.М.Паутову я«сказал, что на совместное заседание, где затевается шельмование, я не пойду. Он попросил не обращать внимания на глупости, так как совет будет вести сам начальник Дальрыбы Н.И.Котляр, который якобы настроен по-деловому. Но Владимир Михайлович или лукавил, или не знал об истинных намерениях своего бывшего патрона. Как только начался совет, один за другим стали подниматься какие-то странные люди, чаще крупные крашеные тетки с хриплыми голосами. Все они кричали о том, что правление С. М.Коновалова привело к краху рыбохозяйственной науки, а его последователи В. Н.Акулин, Л. Н.Бочаров и В. Г. Марковцев — это нули без палочек и вообще призывали Н.И.Котляра всерьез тряхнуть ТИНРО.
В этой вакханалии тинровцы замерли, но мы с Н.С.Фадеевым все же попросили слова. Николай Сергеевич обратил внимание тинровских оппонентов на то, что и Дальрыбе есть о чем задуматься, так как в погоне за валом они портят даже ценную рыбу, а вид рыбных прилавков по этой причине навевает только тоску. Я попытался поагитировать присутсвующих за организацию нескольких локальных экспедиций для расширения ассортимента рыбной продукции. Но аудитория к восприятию чего-либо уже была неспособна, они пришли на показательную трепку науки. Кроме того, я вывел Н.И.Котляра окончательно из равновесия, нечаянно назвав совет собранием. Николай Исаакович стал говорить о том, что он, может быть, и дурак, а «наука», конечно, умная, поэтому пусть его научит и жить и работать. На этом объединенное«собрание» производственников и науки закончилось, постановление же дорабатывали в рабочем порядке, и оно получилось почти взвешенным.
Прошло совсем немного времени, и в ТИНРО с проверкой нагрянула многочисленная комиссия ВНИРО, а вместе с ними прибыл и Ю. Н. Быстров. Да, ТИНРО был под непрерывным прессом встрясок. Власти считали, что если науке почаще задавать трепку, то работа пойдет веселее. Нападки москвичей мы парировали уверенно, намекая, что они живут за счет дальневосточников, и наиболее здравомыслящие внировцы вели себя вполне по-джентельменски. Но в этой комиссии были и очевидные прихлебатели. Помню, например, как качал права не имеющий к Дальнему Востоку отношения директор одной севастопольской базы, которой, кстати, принадлежали построенные для ТИНРО подводные аппараты«ТИНРО-1» и «ТИНРО-2». Концовка этой проверки была неожиданной. На заключительное заседание комиссии пришел заместитель начальника Дальрыбы Ю. И. Москальцов. Выступая, он сказал, лучшие курорты черного моря ТИНРО и Дальрыба работают в тесном контакте и рыбаки«своей наукой» довольны. С. А. Студенецкий в такой ситуации сориентировался правильно: раз в главном какие моря омывают испанию регионе научные работники и рыбаки живут в понимании, значит это плюс и ВНИРО как головной и направляющей организации. Последним выступал Ю. Н. Быстров. Так как пар был выпущен, он ограничился общими словами и, грозя пальцем в мою сторону, призвал хорошо работать и понять, что Минрыбхоз ежедневно думает о нас, поэтому рекомендовал прекратить обсуждать и критиковать его политику.
Отношения ТИНРО с Дальрыбой вскоре действительно несколько улучшились. Министр В. М. Каменцев получил повышение, а на его место перевели Н. И. Котляра. На мой взгляд, это было очень неудачное назначение. в этом отношении, по-моему, вне конкуренции был Ю. И. Москальцов. и тогда, и позднее я считал, что более масштабной фигуры в рыбных кругах Дальнего Востока вообще не. Государственное мышление у него сочетаетс с хорошим знанием деталей хозяйственного механизма как отдельных предприятий, так и рыбной отрасли в целом. Он хорошо владеет промысловой обстановкой, имеет чувствительность к новому, лишен бюрократических склонностей, прост и непринужден в отношениях с людьми. Юрий Иванович стал начальником Дальрыбы, и его общий настрой и понимание сути основных проблем рыбохозяйствснной науки сразу изменили тональность отношений в рыбных организациях к ТИНРО.
Несмотря на все перипетии, исследовательские дела мои шли в общем неплохо. в 1985 г. удалось организовать три большие экспедиции. Летом две подробные съемки всей советской зоны Японского моря сделал на РТМС«Новодруцк» А. И.Благодеров. Впервые в этой экспедиции подсчитали, сколько же иваси приходит к нашим берегам летом. Получилась внушительная цифра — около 4 млн. тонн. Это говорило о том, что сардина абсолютно доминирует над всеми остальными рыбами. Параллельно были выполнены обширные сборы планктона. к сожалению, гидробиологи, и особенно давно работавшая в ТИНРО В. И.Лапшина, занимавшиеся планктоном Японского моря, не хотели менять наработанные ранее неоправдавшие себя методики обработки материалов. Поэтому эти и последующие большие массивы проб планктона Японского моря до сих пор не осмыслены, а кроме того, их трудно сравнивать с данными последних лет по северным морям.
Из результатов съемок А. И.Благодерова мне запомнились также сельдевые акулы, приходящие в порядочных количествах в наши воды, а также регулярное попадание в тралы в центральной части моря минта Несмотря на то, что траления делались в хорошо прогретом верхнем 50-метровом слое, в нескольких случаях поднимали по тонне минта Это никак не соответствовало сложившимся представлениям о нем, как о придонной рыбе. Как и в Охотском, в Японском морс минтай во время нагула заселял всю его глубоководную котловину.
В Охотском морс под руководством Е. И.Соболевского была выполнена съемка на РТМС«Гиссар». в этой экспедиции времени для работы было больше, при этом началась она с конца лета. Съемка получилась дробной и очень удачной. Наиболее объемные материалы собрали опять же по численно преобладающему над другими рыбами минтаю. Застала эта экспедиция в Охотском морс и сардину иваси, а также проследила отход в глубоководную котловину молоди лососей. Произошел в ней и вообще экзотический случай. На юге греция какое там море вместе с сардиной иваси в трал попалась молодая меч-рыба. Во времена работ И. Б. Бирмана по лососям в Охотском морс уже был аналогичный случай, правда, тогда поймали корифену. Такие находки, конечно, придают особый колорит«арктическому водоему в умеренных широтах». Благодаря участию в экспедиции молодого и энергичного планктонолога К. М. Горбатснко прямо в рейсе были обработаны большие массивы сборов по питанию рыб.
В Беринговом море очень подробную донную съемку выполнил В. Н.Долганов. Эта экспедиция охватила весь шельф от Берингова пролива до Олюторского залива включительно. Наиболее интересным, как и раньше в рейсах Л. А.Борца, оказался факт обилия на дальнсвосточном шельфе трески. Ее по оценкам этой экспедиции было в несколько раз больше, чем указывалось в официальных прогнозах КоТИНРО. в очередной раз подтвердилась слабая работа камчатских коллег, которые, отели гагры на берегу моря не смущаясь, начали вновь на разных уровнях опротестовывать наши данные. Правда, квоты вылова трески все же были увеличены. в связи с тресковыми спорами не могу не упомянуть еще об одном камчатском событии, тем более что 1985 г. для Камчатского отделения оказался вообще неудачным. На порядок ниже прогнозных оказались подходы к западному побережью Камчатки горбуши. По существу, столь же неудачным оказался прогноз по уловам лососей и Сахалинского отделения ТИНРО. Но здесь ошибка была обратной: горбуши на Сахалин пришло намного больше ожидаемого, а в таких случаях, по понятным причинам, все бывают довольны. Камчатский прокол на лососевой путине стал темой нескольких срочных заседаний и разборок. В. М. Паутов дотошно старался выпытать у лососевых специалистов, почему почти ежегодно то в одном, то в другом районе прогнозы вылова лососей не оправдываютс Популярно ему перечисляли многие факторы, от которых зависит выживаемость лососей на ранних стадиях жизни. Если не считать количество зашедших на нерест производителей, урожайность может определяться условиями инкубации икры, ската молоди в море и, конечно, условиями в морском прибрежье, куда скатывается молодь из рек. Любой этап может стать решающим. Кроме того, лососи размножаются в таком большом количестве рек, что просто физически невозможно охватить хотя бы часть их наблюдательными пунктами. Вырисовывалась объективно безнадежна картина на улучшение прогнозов. Тогда В. М. Паутов поинтересовался, велика ли смертность лососей после того, как они покинут прибрежную зону. и когда он услышал, что в открытых водах лососей погибает сравнительно немного, он с недоумением спросил, почему же не сконцентрировать недорогие лагеря на море на их учетах именно в это врем в ответ ему ссылались на неудачный предыдущий опыт, невозможность в море различать стада лососей и т. д. в разное врем лососевые специалисты из отделений ТИНРО действительно делали попытки учета молоди лососей в море, сначала дрифтерными сетями, а затем тралами. Но, будучи слабыми моряками, они не смогли эти работы организовать должным образом. Вспоминаю об этом в связи с тем, что вскоре мне удалось доказать, что молодь лососей учитывать в море не сложнее, чем других рыб. а в 1985 г. В. М. Паутов распорядился послать мощный тральщик«Пулковский меридиан» в северо-западную часть Тихого океана для учетных работ на зимовках лососей. Рейс оказался удачным, и уже в горбушевую путину 1986 г. по его данным вносились коррективы в прогнозы.
Шесть лет после этого такие экспедиции повторялись ежегодно, и каждый раз они да вали неплохую ориентацию на предстоящую путину, правда, только по горбуше. Параллельно организовывал рейсы в океан и КоТИНРО, в частности, в этих рейсах производилось мечение лососей. Но нашим камчатским коллегам фатально не везло, и заметных следов эти работы не оставили. Более удачно камчатские лососевики работали по молоди лососей в эстуарной зоне. в этом смысле заслуживают упоминания исследования В. И.Карпенко по молоди лососей прибрежья Карагинского залива. Он проследил ее откочевку от берегов в открытые воды, определил темп роста, а также доказал высокую степень выедания мальков хищными рыбами (гольцы, корюшка-зубатка).
Из наших лабораторных разработок в рассматриваемый период упомяну исследования Е. П. Дулеповой, которая помимо донных сообществ стала заниматься продуктивностью и функционированием пелагических сообществ. Впервые при изучении планктона дальневосточных морей расчеты она проводила отдельно для мирного и хищного планктона. Оказалось, что в большинстве районов потребление продукции мирного планктона хищным в несколько раз превышает объемы выедания планктона рыбами. Из этого следовало, что динамику численности рыб действительно нельзя понять, не учитывая такой мощный фактор, как хищный планктон, в первую очередь — очень многочисленных сагитт.
1985 г. запомнился и тем, что это был год 60-летия ТИНРО. Состоялось торжественное заседание, а также была организована научная конференция по проблемам изучения и освоения биологических ресурсов Тихого океана и дальневосточных морей. Торжества были более чем скромные. Многие ждали наград, и Крайком КПСС предварительно это обещал, но где-то сверху быстро пресекли все надежды. Хозяева жизни считали, что для пользы дела науку нужно почаще не хвалить, а подстегивать.
Я помню и 50-летний юбилей ТИНРО в 1975г. в подшефный совхоз, где в те дни находилась треть тинровцев, в честь юбилея привезли бочку пива и этим пока ограничились. Зато после окончания совхозной страды юбилей отметили по всем правилам. На торжества приезжали великие старики Пос кирилловка азовское море украина Г. У. Линдберг, А. П. Андрияшсв, т. С. Расе и другие, которые в те, теперь уже отдаленные времена, помогали создавать авторитет дальневосточной рыбохозяиственной науки. в 1985 г. приезжал только неутомимый т. С. Расс, на конференции он делал доклад. Именно на этой конференции я впервые делал большой доклад со своими прогнозами о грядущей перестройке в климатических и океанологических процессах в первой половине 90-х годов, при этом предупреждал об окончании вспышки численности сардины иваси, снижении количества минтая и некотором понижении рыбопродуктивности дальневосточных морей. Мои представления о климато-океанологических явлениях были, конечно, в некоторой степени дилетантскими. Однако к аналогичным выводам пришел и профессионал И. В. Давыдов, который также делал доклад на юбилейной конференции. Помню, как Ю. И. Москальцов, прослушав наш и сообщения, вы разил озабоченность этим, но даже на его высоком посту он ничего не мог тогда предпринять. Однобоко развитая рыбная промышленность функционировала так, что могла реагировать на различные события с заблаговременностью не более года. Тем более что пока рыбы было много и планы ежегодно перевыполнялись.
К 60-летию ТИНРО мы выпустили научно-популярный сборник по проблемам дальневосточной рыбохозяйствснной науки. Идею этого сборника еще С. М. Коновалову подсказал Директор согласился, но инициатива, как правило, наказуема, и он попросил меня быть составителем и редактором этого сборника. Кстати, сам Станислав Максимович перед отъездом успел в этот сборник дать статью о лососях и лососеводстве. Сборник издавался в Москве и в общем получилс сносным, но, к сожалению, в Агропромиздате, исповедовавшем мировоззрение нашего Мин рыбхоза, некоторые очерки, исходя из«высших соображений», были при сокращении буквально изуродованы.
Читатель, наверное, уже заметил, что с монографиями, в том числе и коллективными, мне почти всегда невероятно не везло. в издательствах по различного типа цензурным соображениям или из-за экономии бумаги их сокращали или уродливо«выправляли». Если же говорить о московских издательствах. то с моими пожеланиями ни разу не считались вообще. Тем не менее после каждой осечки я брался за новые работы, надеясь, что наконец-то повезет. На этот раз в основном по вечерам я увлеченно работал над популярной книжкой«Трудная профессия альбатроса», задуманной как путеводитель по морским птицам Мирового океана. Когда я ее закончил, передал в Дальиздат, с которым была предварительная договоренность. Однако в перестроечное время, когда подорожала бумага и появились другие трудности, подобные вещи стало издавать невыгодно. Позднее я с трудом пристроил рукопись в издательство«Наука», и она после порядочных задержек все же увидела свет.
После получения хороших данных по донным сообществам Берингова моря и в очередной раз убедившись, что представления наших коллег-сырьевиков о биомассах, по существу, всех видов рыб и в этом морс требуют проверок и корректировок, естественно я решил, что необходимо выполнить здесь и пелагические съемки. в Берингово море я собрался идти сам, но под мои программы выделили и другие суда. На летнюю съемку пелагиали Охотского моря рейсовое задание составил мой товарищ по новозеландским рейсам Н.А.Шурунов. Были запланированы две экспедиции и по изучению донных сообществ. Л. А.Борец наметил схему детальной съемки западнокамчатского шельфа, а В. Н.Долганов вместе с гидробиологами академического Института биологии моря-шельфа и свала глубин Курильских островов. В. М. Паутов держал свое слово, и суда под мою тематику выделялись исправно.
Автор: Таня Маліновська Опубликовано в 09:37
  • 45

Комментарии пользователей

Опубликовано в 18:45
С уважением, Александр, Наталия.

Опубликовано в 13:33
Расписание движения пригородных, транзитных и поездов прямого сообщения.

Опубликовано в 15:47
Самым ценным достоянием страны считаются жители.

Информация Посетители, находящиеся на сайте в качестве Гостей, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Нужно зарегистрироваться.

Главная| Два моря северное и балтийское| Греция омывается морями| Российские курорты черного моря| Карибское море курорты| Айвазовский море коктебельская бухта| Путешествие по морю| Бассейн с видом на море| Геленджик частный сектор у моря| Белое море погода| Греция кос море| Лазаревское гостиница черное море| Пансионаты на море в россии