Главная | Отзывы | Климат на море | Санатории | Гостиницы | Перелет | Пляжи | Лучшие отели | Отдых у моря | Курорты на море
Отдых у моря Курорты на море Отели у моря

Добро пожаловать! Мы рады Вас видеть!

Архангельск белое море
Белое море - внутреннее море Северного Ледовитого океана. На севере соединяется с Баренцевым морем проливом Горло, северная часть которого называется Воронка. Граница с Баренцевым морем проходит по линии мыс Канин Нос - мыс Святой Нос. Площадь моря около 90 тыс. км2.

архангельск белое море
Средняя глубина 60 м, наибольшая - 350 м (в северо-восточной части Кандалакшского залива). Наиболее крупные заливы (губы) Белого моря- Кандалакшский, Онежский, Двинский, Мезенский. Наиболее крупные острова- Соловецкий, Моржовец, Мудъюгский. В Белое море впадают реки Северная Двина, Мезень, Онега, Вычегда и другие. Северо- западные берега моря высокие и скалистые, юго- восточные- пологие и низкие.
Белое море оказывает на природу и хозяйство Архангельской области значительное влияние как смягчением климата, так и обилием промысловых рыб, морских зверей и наличием больших запасов морских водорослей, которых здесь насчитывается около 200 видов.
Дно моря весьма неровное. В северо-западной части располагается Кандалакшская впадина с резко очерченными берегами. Много небольших подводных возвышенностей ("луд") имеется в Онежском заливе. В Горле и Воронке, а также в Мезенском заливе в большом числе имеются подводные песчаные гряды, созданные приливными течениями. Дно в основной части моря и в Двинском заливе выстлано илом. В Кандалакшском, Онежском заливах и северной части моря преобладают песчанистые и каменистые грунты. Нередко (особенно вблизи берега) на дне обнажаются валуны, принесенные некогда ледником. В последнюю ледниковую эпоху котловина Белого моря была заполнена льдом. Когда край ледника отступил на северо-запад, котловина была затоплена морскими водами.
***
- Дай-ка мне, - протянул свою лапу к чувствительному прибору медведь. Только я нажал одну из кнопок, как телевизор стал показывать 11 программу. - Вы смотрите круглосуточный канал "Animal Planet", - появилась необычная заставка. - Захватывающие истории о диких животных со всего света! - Гризли, ты на что нажал? - вскричал удивленный Паумен. - Не помню, - отвечал растерявшийся медвежина.
***
Так, совершенно случайно выяснилось, что телевизор принимает около двадцати различных каналов, из них пять или шесть круглосуточных. Но лучше всего оказался канал "Планета животных". С этого дня путешественники, после традиционных новостей, смотрели разнообразные передачи о природе. Это значительно расширило кругозор Паумена и Гризли и сделало Архангельское путешествие еще более увлекательным.
Гризлиус 5. ЭКСКУРСИЯ В КУРТЯЕВО.
"Мило смотрится часовня, У заросшего пруда. Без экскурсии сегодня Не приехали б сюда".
Р. Рифмоплетов "Зарисовки"
Рано автокемпинги на черном море отзывы закадычных друзей разбудило отчаянное нетерпение и ажиотаж, вызванные предстоящим путешествием. А если быть более честным, то звон будильника. Этот дребезжащий механизм голосил не менее минуты, пока, наконец, Паумен его не выключил. Далее последовало медленное пробуждение. Друзья ощущали себя сонными и вялыми. Это не помешало принять душ и поспешно выскочить из номера. Через минуту мы уже были в холле гостиницы. Четверо часов показывали самое разнообразное время, от глубокой ночи до раннего вечера. Я мысленно выбрал нью-йоркское. Однако, правильный ответ горел за спиной администратора - 08:45.
***
Фойе "Беломорской" было битком набито народом. Большинство составляли иностранцы. Эти, непохожие на нас создания, мило улыбались, шумно жестикулировали и оживленно общались. Наши же с вами соотечественники стояли, по преимуществу, хмуро. Их сонные физиономии не излучали доброжелательности. Угрюмость закралась в сердца будущих экскурсантов. Все боялись не попасть в автобус: уж больно много оказалось желающих поехать в Куртяево.
***
- Паумен, я пересчитал людей, - сообщил Гризли, наклонившись к уху товарища. - Всего 58 человек. А сколько влезает в автобус? - Если "Икарус", то около шестидесяти, - ответил Паумен, нервно озираясь, - Вот, еще трое подвалило. Что они, с цепи сорвались, что ли? Впрочем, собравшуюся публику можно было понять. В Архангельске проводится так мало экскурсий, что повышенный спрос на билеты вполне закономерен.
***
Наконец, прибыл автобус. Он, действительно, оказался "Икарусом". Шофер развернулся и поставил машину боком к зданию. Тут же наши соотечественники (с Гризли и Пауменом в первых рядах) азовское и черное море карта к автобусу. Иностранцы же беззаботно глазели по сторонам, очевидно, ожидая приказа старшего. Ввалившись в автобус, мы заняли хорошие места. Кроме нас, залезло еще человек двадцать. Следом вошла девушка лет шестнадцати и объявила: - Я менеджер туристического бюро. Вот - наш экскурсовод Анна Сергеевна. Сейчас я соберу Ваши билеты, и мы отправимся в путь. - А как же иностранцы? - недоуменно спросил я. - Гризли! - схватился за голову Паумен, - Они же едут в другое место! Им апартаменты в испании на море английский экскурсовод! Таким образом, автобус оказался наполовину свободным, а наши страхи - абсолютно напрасными. Через несколько минут водитель нажал на педаль и "Икарус" изо всех сил рванул в Куртяево.
***
Экскурсия оказалось тематической, и называлась так: "Житие святых". Я бы лучше послушал про "житие" народов Севера или ознакомился с краеведческим обзором Архангельской области, но выбирать не приходилось. Экскурсовод, женщина лет шестидесяти, тут же стала просвещать туристов по теологическим вопросам. Так, я узнал, что раньше на северных землях жили язычники, а в конце 12 века сюда хлынули новгородцы. - Верования коренных жителей были очень примитивны, - рассуждала Анна Сергеевна. - Так копье, которым убивали ценное животное, целую неделю считалось священным. А домашний очаг, на котором приготовили вкусную пищу, в течение суток являлся божественным. У миссионеров было много работы по просвещению людей. - О том, что Иисус Христос ходил по воде, - буркнул в ответ атеистически настроенный Гризли.
***
Программа экскурсии был такова: Сначала - поездка в урочище Куртяево. Это - глухое местечко под Северодвинском. Урочище славится двумя достопримечательностями: там находится построенная в 18 веке Алексеевская церковь; и бьет источник с целебной водой. После этого организаторы запланировали два часа отдыха на Белом море. Всего же экскурсия была рассчитана на девять часов.
***
Примерно час автобус добирался до Северодвинска. В целом, дорога оказалась малоинтересной: с обеих сторон - однообразный лес. Временами попадались люди с коробами: значит, здесь уже появились грибы. Поразил меня Лайский док, который находится примерно на середине трассы. В водоеме, больше похожем на мелководный пруд, вдруг обнаружилось два больших морских судна. Только потом я узнал, что из Лайского дока есть выход в Белое море через Никольский рукав Северной Двины.
***
"Северодвинск" - возвестила надпись на правой стороне дороги. Это "Икарус" въехал на окраину города. Следующий плакат гласил: "За траулерами проекта 500100 будущее"! Путешественники многозначительно переглянулись. - Да, в непростой мы город приехали, - молвил, наконец, Паумен, - Наверное, номер его проекта - 500101. - Сказывается многолетняя конспирация, - добавил Гризли, - Ведь до недавнего времени Северодвинск был закрытым городом.
***
- Посмотрите, на улицах и бульварах - чисто, - сообщила, между тем, наш экскурсовод. - Такого в Архангельске вы не увидите. "Икарус" как раз выезжал в центр города. Впереди показалась площадь Победы, могучих размеров каменный прямоугольник. Посередине расположился памятник Ленину. На этот раз Ильич оказался весьма приличной скульптурой, даже стоял вполне по-человечески. От площади же веяло основательно забытой атмосферой "застоя", чем-то значительным и монументальным. - В Северодвинске проживает около 250 тысяч человек, - продолжила Анна Сергеевна. - Сейчас уже не секрет, что город специализируется на выпуске атомных подводных лодок.
***
Вскоре автобус миновал районы 40-х - 60-х г.г. и помчался по современным кварталам. Некоторые из зданий были весьма оригинальной конструкции. - Эти дома, - пояснила экскурсовод, - построены по специальным северодвинским проектам. - Очевидно, номера проектов 500200 и 500300 соответственно, - неожиданно предположил я.
***
Спустя некоторое время Северодвинск остался позади. Ровное асфальтовое шоссе сменилось узкой дорогой с многочисленными выбоинами. Количество выбоин постепенно увеличивалось. "Тайга-1" - пронеслось перед глазами название автобусной остановки. Далее последовали "Тайга-2" и "Тайга-3". Оказалось, так называются садоводческие хозяйства. Внезапно асфальтовая дорога закончилась; началась грунтовка. Автобус, как припадочный, затрясся по камням.
***
- Обратите внимание на природу, - ненадолго отвлеклась экскурсовод от волнующей темы "жития святых". - Это - тундра. Она встречается все чаще по приближению к северу. Действительно, временами стали попадаться участки карликовых елей и сосен. Затем с обеих сторон потянулись топкие болота. А иногда природа словно просыпалась, и тогда путешественники вновь наблюдали высокие сосны и лиственные деревья. Наша поездка длилась уже более двух часов. Постепенно внимание рассеивалось. В связи с интенсивной тряской и ранним пробуждением, Паумен и Гризли чувствовали приближение усталости. - Сейчас автобус сворачивает с дороги Северодвинск-Онега, - наконец, заявила Анна Сергеевна. - А мы начинаем адлер отдых у моря часть экскурсии.
***
Уставшие от дороги путешественники с наслаждением вышли из "Икаруса". Растянувшись метров на пятьдесят, наша группа последовала к святому месту - старинной Алексеевской церкви. Дойти до нее оказалось непросто. Лесная тропинка местами совершенно заросла. Почти по всему маршруту подгнили деревянные мостки, служившие укреплением тропы. Пришлось идти, напряженно уставившись себе под ноги, поэтому ничего интересного вокруг друзья не заметили. Кроме того, экскурсанты стали отличным завтраком для многочисленных комаров, которые прицельно кусались.
***
Алексеевская церковь - уникальное сооружение, более знаменитое своей историей, чем внешним видом. Построенная в начале 18 века, в отдалении от человеческих поселений, она представляет огромную ценность для истово верующих православных. Обыкновенным адриатическое море хорватия туристам здесь почти не на что смотреть. Небольшая церковь и пристроенная рядом часовенка уступают любому из религиозных сооружений в Малых Карелах: размерами, внешнем видом, а также степенью сохранности. Увы, древесина - вещь ненадежная. Прямо к церкви прибит больших размеров щит: "Памятник истории охраняется государством". Буквы настолько стерлись от времени, что прочитать эту фразу почти невозможно. Рядом со щитом - следы от многочисленных ружейных выстрелов. Судя по всему, местные охотники любили здесь пристреливать свои винтовки.
***
- Вдохните полной грудью этот воздух, - взволновано обратилась к группе Анна Сергеевна. - С 1725 года духовная сила присутствует в урочище Куртяево. Она замолчала, и целую минуту экскурсанты жадно вдыхали "дух урочища". - История закладки монастыря очень простая. - продолжила экскурсовод. - Косили как-то в поле мужики. Вдруг видят, откуда не возьмись, сидит на пеньке старичок с иконой в руках. Они спрашивают: "Кто ты"? А старец отвечает: "Я Алексий, божий человечек". Сказал, и тут же пропал. Потому и решили здесь строить Алексеевскую церковь.
***
Никого не оставил равнодушным этот проникновенный рассказ. Под впечатлением истории притихшая группа трепетно вошла в здание церкви. Там ничего не было, кроме деревянного ящика с прорезью и надписью: "На нужды церкви". Некоторые потянулись за кошельками. Было заметно, что здание неоднократно обновлялось. Часть бревен была явно заменена новыми. - Это постройка начала 18 века или более поздняя? - обратился я к экскурсоводу. На лице Анны Сергеевны отразился благоговейный ужас. - Что вы, что вы, - скороговоркой сказала. - Как построили в 1725 году, так ничего не менялось. Честно говоря, тогда я поверил ее словам. А сейчас, когда пишу эти строки, стал сомневаться.
***
Впрочем, я еще не рассказал об источнике. Для любознательных читателей сообщу, что минеральная вода "Куртяево" - широко известна в Архангельске. Например, Гризли с Пауменом никакой минералки, кроме этой, не употребляли в течение всего путешествия. Она содержит йод, который крайне необходим в северных условиях, хорошо утоляет жажду и является той идеально сбалансированной газировкой, до которой другим аналогам весьма далеко. Правда, существовала небольшая заминка: вода, которую пили путешественники, добывается промышленным способом не в урочище Куртяево. - А где же? - спросят некоторые из. Увы! Анна Сергеевна этого не знала. Источник же, который посетили экскурсанты, содержал воду, негодную к длительному сроку хранения, но ИСКЛЮЧИТЕЛЬНО целебную.
***
По деревянным, основательно подгнившим, мосткам группа осторожно, но мужественно двинулась к источнику. Минут через десять все оказались на небольшой площадке, рядом с которой протекал ручей. В его русле были наспех сделаны три весьма небрежных азовское и черное море отдых колодца; а именно, грубо сколоченные из досок квадраты метровой высоты, которые опустили прямо в ручей. Кстати, верхний из них был совершенно разломан. - Слушайте внимательно, - торжественно заявила экскурсовод и надолго задумалась. - Значит так: верхний колодец - для сердца, средний - для селезенки и нижний - для профилактики легких. Так что набирайте оттуда, где у вас болит. Данное предложение поразило меня своей конкретностью. Тем не менее, группа тут же приняла стойку "на старт".
***
- Это еще не все, - поспешно продолжила Анна Сергеевна, видя нарастающее возбуждение. - Справа от меня находится источник со святой водой. Глубоко верующим людям полагается раздеться догола и спуститься по железной лестнице в колодец. После омовения вы надолго избавитесь от любых болезней, даже неизлечимых. Кстати, вода в источнике около 4 градусов. - Что же вы не сказали раньше. - стала возмущаться очень активная девушка из Ржева. - Я бы взяла с собой купальник. - А зачем? - удивилась ведущая. - Надо залезть в воду обнаженной.
***
- Ты только подумай, Гризли, насколько живучи предрассудки! - возмутился Паумен, когда все поспешили за исцеляющей водой. - Еще в 19 веке велась отчаянная борьба против подобных "источников"! - А в чем дело? - удивился малообразованный медведь. - Хотят люди дурью маяться, пусть купаются хоть в проруби 11. - Да ты послушай! - перебил Паумен, недовольный моей реакцией. - Представь, что кто-то болен лишаем или, того хуже, проказой. И он ныряет в источник, чтобы "исцелиться". А затем заражает других "истинно верующих", купающихся в источнике после. - И то верно, - поморщился Гризли, воочию представив себе эту картину. - Я хоть и не брезглив, но это - ужасно противно.
***
Надо сказать, что я поморщился не только по причине брезгливости. К сожалению, по дороге в Куртяево у меня внезапно разболелась поясница. В связи с этим, кроме ноющей боли, я мало на что реагировал. Досадный инцидент со спиной несколько скомкал впечатление от экскурсии, и даже попытался подпортить все Архангельское путешествие. Однако, я постараюсь пореже напоминать об этом читателю.
***
Итак, автор данных строк понуро сел на скамеечку, ибо поясницу ломило все сильней. Паумен же, ради интереса набрал воды для легких. Почему мой друг выбрал именно этот колодец, для меня осталось загадкой. Очевидно, он хотел излечить меня от табакокурения. Друзья сделали по глотку из бутыли. Целебная аральское море на карте оказалась невкусной, но явно насыщенной всевозможными солями. - Чувствую, как легкие очищаются, - с горькой иронией произнес я. - Надо бы выкурить сигарету по этому поводу. Затем друзья немного походили вокруг по лесу в поисках грибов. К сожалению, ничего не нашли, зато были сильно искусаны комарами.
***
Между тем, энергичная девица из Ржева никак не могла успокоиться. Она все-таки полезла в "святой источник", но только в импровизированном купальнике. Видимо, ей очень хотелось заразиться сифилисом. Сунув ногу в ледяную воду, любительница приключений воскликнула: "Ой"! - и поспешила наверх. Анна Сергеевна наблюдала эту сцену с отеческой снисходительностью.
***
Вдоволь налюбовавшись природой, панорамой и прочими прелестями урочища, группа беспорядочно побрела к "Икарусу". Путешественники прибыли туда одними из первых. Довольно холодная погода не позволяла расслабиться, а в автобусе было тепло и не дуло. Друзья просидели в салоне минут пятнадцать, а затем экскурсия продолжилась.
***
Переполненная возвышенными чувствами от посещения святых мест, Анна Сергеевна стала растерянной и задумчивой. Увидев вдалеке дымящие трубы Северодвинска, она непроизвольно заметила: - Жить в городе - гораздо хуже, чем в деревне. Грязный воздух, отсутствие физического труда, скудость впечатлений. Главное - сужается кругозор. - Вот это да! - прокомментировал я, - Оказывается, телевидение, библиотека и Интернет - ерунда по сравнению с деревенскими сплетнями.
***
Через некоторое время экскурсовод взяла себя в руки и поведала туристам историю Северодвинска. Как и следовало ожидать, она была трагичной и героической одновременно. В далеком 1936 году Иосиф Виссарионович Сталин решил, что молодой Советской стране требуются новые военные корабли. Архангельск, как база для судостроения, не устраивал "отца народов", ибо не имел прямого выхода в море. Тогда было предпринято форсированное строительство города на побережье. Десятки тысяч заключенных на грузовых судах по Белому морю доставляли в непроходимые, гиблые болота. Там они обустраивались, как. Не мудрено, что люди гибли целыми этапами. Однако, уже через полгода была проложена железная дорога, затем провели электричество, а потом - стали строить бараки для подневольных строителей. Не удивительно, что Ягринлаг в то время был одним из самых страшных лагерей: отправка на Белое море почти всегда означала смерть.
***
Особое внимание экскурсовод уделила первому начальнику стройки Кирилкину (одна из улиц Северодвинска носит его фамилию). Ходили слухи, что он с пониманием автобусом на азовское море к нуждам заключенным. Именно поэтому через год образцовой, самоотверженной работы, Кирилкин был обвинен в шпионаже в пользу немецкой разведки и без промедления расстрелян. Зато уже 11 сентября 1938 года рабочему поселку "Судострой" присвоили статус города и назвали его Молотовск. Много воды утекло с тех пор. Город, построенный на костях заключенных, разросся и превратился в государственный центр атомного судостроения. В 1957 аренда дома на черном море здесь спроектировали первую АПЛ "Ленинский комсомол", в начале восьмидесятых - самую большую в мире лодку класса "Тайфун", затем - печально известную подлодку "Курск".
***
Слушая экскурсовода, я невольно проникся уважением к жителям города. - Паумен, давай все-таки выберемся в Северодвинск, - предложил я. - Обязательно, Гризли, - горячо согласился мой друг. - Здесь еще столько можно увидеть! В это время автобус проезжал мимо закрытого предприятия с романтическим названием "Звездочка". Термометр на здании заводоуправления показывал всего 10 градусов тепла. - Как холодно! - ужаснулся Паумен. - И это называется - "середина лета". Действительно, жары не наблюдалось. Редкие прохожие были одеты в теплые свитера и куртки. Своими бледными лицами они напоминали древних поморов.
***
- Внимательно посмотрите налево, - продолжила Анны Сергеевны. - Вы можете заметить остатки бывшего Николо-Карельского монастыря, расположенного на территории предприятия "Звездочка". Действительно, на фоне заводских цехов виднелись обломки некогда величественного здания. Однако составить адекватное представление о нем с такого расстояния было сложно. - На заводе монастырь называют - "цех N15", - предположил я. - А проход туда - по специальным пропускам в форме креста. - Вот как поступали в тридцатые годы, - то ли с иронией, то ли с уважением заметил Аральское море отдых. - Самое лучшее место в городе отдавали под головной завод. А если там располагались ценнейшие памятники культуры: в лучшем случае их просто не трогали.
***
Тем временем, автобус приближался к Белому морю. Это был исторический момент в нашей жизни. Путешественники ощутили особую значимость момента. Вот оно, предмет наших грез и мечтаний - настоящее Белое море! Однако, радость от встречи изрядно подпортила плохая погода. Выйдя из "Икаруса", мы сразу почувствовали холодное дыхание стихии. На Белом море, тем временем, наблюдался отлив. В свете серого неба оно казалось свинцовым и, к большому сожалению, неприветливым. Конечно, ни о каком купании не могло и речи. Путешественники сфотографировались на память, и пошли обозревать окрестности.
***
Неподалеку находился обелиск, посвященный погибшим подводникам "Курска". Северодвинцев более других потрясла случившаяся трагедия. Люди вложили душу и сердце в этот корабль, а результат их трудов, по неведомым причинам, затонул в водах Баренцева моря. Надпись гласила: "этот символический камень установлен в честь экипажа атомного подводного ракетного крейсера "Курск", трагически погибшего 12 августа 2000 года при выполнении воинского долга".
***
После часового бесцельного шатания, экскурсанты поняли, что здесь больше делать нечего. Погода не способствовала активному отдыху. Поэтому группа единодушно погрузилась в автобус и, бросив прощальный взгляд анапа дом на берегу моря Белое море, досрочно отправилась назад, в Архангельск. Анна Сергеевна закончила свои речи; водитель включил радио с русскими народными песнями, а Паумен - устроился спать. Гризли же не мог и подумать о сне. Болела спина, поэтому я сидел очень ровно, и наблюдал проносящиеся пейзажи.
***
Вынужденное бодрствование в какой-то мере окупилось. Подъезжая к Архангельску, я увидел настоящий лагерь, почему-то ранее не замеченный. Эта зона отличалась тем, что была полностью деревянной: деревянный забор, деревянные вышки, низкие бараки. Разве что колючая проволока оставалась железной. Меня охватило странное чувство причастности к страшному времени "культа личности", эпохе зон и лагерей, следователей и вертухаев, уголовников и политических. - О, моя суровая, беспощадная страна, - думал я, морщась от боли в пояснице. - Как же ты мучила и продолжаешь мучить свой народ! И не будет конца людским бедствиям, равнодушию и жестокости. И что за противоестественное, заповедное государство, в котором мы, тем не менее, все живем.
***
В пять часов вечера мы подъехали к Архангельску. Остановились у "Беломорской". Поблагодарив Анну Сергеевну за экскурсию, друзья неспешно вылезли из автобуса. Привычное ощущение странника, человека без места, путешественника, вновь охватило Гризли и Паумена. К этому примешивалась сильная усталость. И только девушка из Ржева о чем-то хохотала со своей соседкой. - Неужели все жители Ржева беспрерывно ржут? - удивленно подумал я. - Или купание в святом источнике подействовало.
***
Друзья же направились в аптеку. Надо было срочно купить какое-нибудь лекарство для Гризли, совсем исстрадавшегося за время экскурсии. К сожалению, зарубежная мазь от болей в спине стоила 310 рублей. При всем богатстве путешественников было немыслимо потратить столь солидную сумму. К тому же, никто не мог гарантировать положительный результат. Поэтому мы приобрели лишь перцовый пластырь.
***
Как вы понимаете, надо было что-то выпить. На Белом море мы довольно плотно перекусили, используя прихваченные с собой продукты, а вот состояние трезвости - уже надоело. Поэтому мы зашли в фирменный магазин "Полюс", который находился как раз напротив гостиницы. Выяснилось, что там существует небольшое кафе. В его ассортименте был и бальзам "Поморье". Сей благородный напиток друзья неоднократно видели в магазинах, но приобрести целую бутылку не решались. И тут - такая удача! - По 100 грамм "Поморья", пожалуйста, - обратился Паумен к женщине за стойкой.
***
Друзья мои! Если когда-нибудь посетите Архангельск, обязательно купите упомянутый бальзам. Уверяю вас, не пожалеете! Редкой силы насыщенный и сложный вкус, а также отличное качество напитка поднимут настроение, добавят бодрости и вдохнут новые силы в измученные тела и души. Все это почувствовали усталые путешественники. Под лечебным воздействием "Поморья" мы купили продуктов на вечер, и, изрядно нагруженные, дотащились до нашего номера.
***
- Что будем делать? - спросил Паумен, намазав Гризли "Финалголом" и закрепив на его спине два перцовых пластыря. - Пойдем куда-нибудь? - Нет, - прохрипел раскисший медведь, - Давай лучше останемся в гостинице. Друзья так и поступили. Путешественники включили "Animal Planet" 12 и смотрели до поздней ночи интересные передачи.
Гризлиус 6. ДЕНЬ РЫБАКА.
"Несомненно, сидение с удочкой не является строго научным занятием, но, с другой стороны, обогащает ум рассуждениями о рыбе и ее повадках".
Б.Б. Цыцарский "Ученый на отдыхе"
На этот раз путешественники проснулись около половины двенадцатого. Некоторое время Паумен и Гризли вопросительно смотрели друг на друга. - Как твоя спина? - наконец, спросил мой товарищ. - К сожалению, не прошла, - грустно констатировал я. Тут Гризли вздохнул, потянулся и пообещал впредь не думать о дурацкой спине.
***
Утро выдалось светлым и ясным. - Почему? - наивно спросите вы. Все очень просто, ведь 8 июля - День Рыбака! Для такого города, как Архангельск, это - один из азовское море песчаный пляж важных праздников. На центральных улицах уже продавали дешевую мороженую рыбу, а к набережной Северной Двины пристал известный траулер "Белое море". Этот рыбопромысловый корабль весь день был открыт для бесплатного посещения горожанами 13. - Итак, на абордаж! - по-пиратски скомандовал Паумен, и друзья покинули номер.
***
Траулер "Белое море" был выставлен на всеобщее обозрение как раз напротив Центрального морского и речного вокзала. Возведенная в лучших традициях вокзалостроения, сия постройка, увы, не избежала печальной участи многочисленных жертв перестройки. Так, здание, должное служить развитию туризма и морским путешествиям, ныне превратилось в громадный торговый павильон. Предприимчивые коммерсанты оккупировали все имеющиеся у вокзала площади и понаставили ларьков с промтоварами и одеждой. Четыре длинных причала на набережной Северной Двины пустовали, хотя, по идее, должны были быть заняты большими пассажирскими теплоходами. Лишь траулер "Белое море" скрашивал это унылое зрелище. Рядом с ним приютился "Капитан Косолапов". Это забавное судно весь период нашего путешествия простояло у причала. Косолапый был раз в пять меньше "Белого моря" и нравился путешественникам исключительно из-за названия.
***
Такое понятие, как "трал" - известно любому школьнику и уже описано мною в мурманских записках. Добавлю еще пару строк об этом замысловатом способе ловли рыбы. - Трал - начало всех начал! - восторженно рифмовал в 60-е годы академик К.Р. Рыбако. - Конусообразный сетчатый мешок с отверстием, предназначенный для лова рыбы, буксируется морскими судами при помощи стальных тросов (ваеров). Чего только нет на современном траулере: морозильное, рыбообрабатывающее, а также поисковое оборудование!
***
И азовское море частный сектор кучугуры, узкая специализация судна придает ему довольно странный вид. Могучая силовая рама в кормовой части корабля предназначена для подъема трала. 14 В удачные закиды улов может составлять до 35 тонн. На носу находятся каюты моряков и капитанская рубка. Без устали Гризли и Паумен лазили вверх и вниз по узким лесенкам траулера, стремясь познакомиться изнутри с нелегкой рыбацкой жизнью. Затем я надолго уткнулся в лоцманскую карту, внимательно изучая фарватер Северной Длины.
***
В это время внимание Паумена привлек человек, уверенно стоявший на капитанском мостике. Одной рукой бывалый моряк небрежно опирался о штурвал. Так состоялась встреча путешественников с живой легендой Севера, бывшим помощником капитана Котелковым В.П. Автор сборника "Капитаны и корабли" предлагал всем желающим приобрести его книгу, да еще вдобавок получить автограф. - Не для себя стараюсь, для людей, - скромно произнес Валентин Петрович, подписывая путешественникам первый лист своего бестселлера. - Хочу, чтобы люди узнали правду о непростой жизни рыбаков Севера. Мы всецело прониклись этим глубоким, я бы сказал, глубоководным откровением.
***
Впоследствии, читая книгу, я не раз ловил себя на мысли, что автору лучше всего удалось передать простоту, незамысловатость, бесхитростность героев моря. "Капитаны и корабли" содержал в себе десять рассказов о наиболее характерных рыбацких рейсах автора в разные годы и на разных широтах Мирового океана. Поражало одно: все десять капитанов, описанных Котелковым, были похожи друг на друга, как две капли воды. Они обладали честным, принципиальным, решительным характером и любили рубить с плеча правду-матку. Очевидно поэтому вся прямая речь в "Капитанах и кораблях" заканчивалась восклицательными знаками.
***
Например, один фрагмент: " - Дадим стране трески, ребята! - обратился к собравшимся капитан Иван Дмитриевич Долговязко. - И денег заработаем! - Верно подметил! - поддержал главный тралмейстер Николай Чурилов. - Так-то лучше будет! - И, правда, мужики! - одобрил бывалый старпом Илья Трескозубов. - Как же иначе. - Тогда, за работу! - подвел черту разговору Долговязко. - Трал за борт!". Подобные восклицания нередко растягивались на несколько страниц.
***
Справедливости ради надо отметить, что были и положительные моменты в этой книге. Напрямую вырисовывался тяжелый, монотонный труд рядового рыбака. И если капитан еще мог работать творчески: определять районы улова, параметры установки трала, то обыкновенный "рыбодел" на время рейса превращался в автомат по переработке рыбы. Котелков описывает этот процесс весьма идеалистически: "Застучал, затюкал в руках у матроса Виктора Рашева головоруб, замелькали шкерочные ножи в руках остальных матросов вахты. Судя по ритму работы и скорости, подвахта в ближайшие часы им не потребуется. Управятся сами, не новички" 15. Не мудрено, что, при такой работе, в море ценилась водка, которую перекупали у моряков-транспортников по небывалой цене. Существовали и рыбацкие суда, где царили настоящие воровские законы. Об этом, с суровой прямотой, свидетельствует В.П. Котелков.
***
Книга о море заставило меня по-новому взглянуть на ремесло писателя. - Вот, смотри, - сказал Гризли о Котелкове, ознакомившись поближе с творчеством последнего. - Хоть и опубликовался человек, а писателем - так и не стал. Не тянет его труд на настоящую литературу. А я, хоть и не печатают меня нигде, пишу интересную прозу. Стало быть, публикации - это не главное? - Конечно, нет, - отвечал Паумен. - Главное, это обладать определенное скромностью, которая у тебя, Гризли, абсолютно отсутствует. - Вот ты о чем, - насупился автор данных строк. - Я серьезно, а ты - издеваешься. - Да нет же, - поспешно успокоил Паумен медведя. - Ты, и в самом деле, настоящий писатель.
***
Дело близилось к обеду. Путешественники, надышавшись свежим морским воздухом, нагуляли нешуточный аппетит. - Тут на Воскресенской я видел кафе со странным названием, - внезапно вспомнил Гризли, - Знаешь, как в анекдоте: "Грузин побывал в театре. Его спрашивают, какой спектакль он видел. - Э-э, забыл. Кажется "Малиновый жопа". - Не может быть! - Вай, дай вспомнить. "Бардовый задница"! - Нет, ты что-то перепутал. - А-а, вспомнил! "Вишневый зад" называется"!
***
Кафе имело название "Оранжевый град". Не долго думая, путешественники заглянули внутрь. С первого взгляда стало ясно, что это - скорее ресторан, чем кафе. В полупустом помещении из посетителей, кроме нас, находилась одна парочка. Они пили "Кока-колу" и курили "Мальборо". Мне это сразу не понравилось. За столиком с надписью "Заказан" сидел неопрятный парень в спортивных штанах и футболке и читал газету. Это был местный бандит-вышибала. С услужливостью, смешанной в пропорции два к одному с холодной отчужденностью, официантка принесла нам меню. Я не буду подробно останавливаться на его содержание. В двух словах: все оказалось на редкость дорого. Однако, отступать было поздно.
***
- Кутить, так кутить, - подумали друзья и заказали по полной программе. Гризли закурил, а Паумен уставился в телевизор, висящий за моей спиной. Я же стал рассматривать помещение. Оказывается, в Архангельске существует клуб "Водник", участвующий в чемпионате России по хоккею с мячом. Как данный зимний вид спорта связан с водой, для меня до сих пор осталось загадкой. Тем не менее, "Водник" является одним из сильнейших клубов страны. - Зачем так долго о "Воднике"? - с плохо скрываемой тоской, недостойной лучшего применения, спросит читатель. А вот зачем! По стенам "Оранжевого града" были развешаны многочисленные фотографии и плакаты этой команды. Оказалось, что оранжевый - "фирменный" клубный цвет. Видимо, "Водник" отмечал в данном кафе все свои многочисленные победы.
***
Пока я рассматривал оригинальный интерьер, в зале показался администратор. Ему больше подходило определение "старший бандит". Он с плохо скрываемой брезгливостью взглянул на путешественников и мужчину, зашедшего позже. - Вешайте одежду на вешалку, - с усталой улыбкой, будто объясняя малым детям, процедил он. - Вот, странные люди. После этого администратор с вышибалой обменялись взглядами, в которых читалось: - Скорей бы вечер, тогда авторитет пойдет. А пока - приходится с этими работать. Еду все не приносили. Друзья выпили по сто грамм рябиновой наливки. Я докурил сигарету. Тут же официантка сделала стремительное движение и поменяла пепельницу. Я мысленно назвал это "навязчивым сервисом". Друзья уже были не рады посещению кафе, которое впоследствии называли "Оранжевым задом".
***
- Зато, поели как в ресторане, - произнес я, когда путешественники вышли. - Запомнится надолго. - Не знаю, как запомнится, а повторится - нескоро, - уточнил Паумен. - По правде говоря, мне такие посещения не милы, - признался Гризли, - Когда за твоей спиной стоят с подносом наготове, все видом показывая подобострастие, становится как-то неуютно. - Не приучены мы, медведь, к аристократическим манерам, - мудро констатировал мой товарищ. - В кафе хочется просто уединиться и посидеть, чтобы никто не мешал. Чрезмерное внимание к посетителям нам ни к чему. - Абсолютно верно! - согласился я, пораженный столь метким и проницательным замечанием.
***
И все-таки, в День Рыбака у Паумена и Гризли было неисправимо морское, рыбачье настроение. Не сговариваясь, путешественники направились к пассажирскому вокзалу, который располагался рядом с его морским и речным тезкой. Это строение выглядело не так помпезно. А, если быть откровенным, то весьма убого. Мы остановились около расписания и простояли так минут пять-десять. - Ты что-нибудь понимаешь? - наконец, спросил я товарища. - Весьма смутно, - последовал неутешительный ответ.
***
И действительно, степень партизанщины в пассажирском порту достигла критической. На скамейках сидели какие-то люди, ожидающие непонятных рейсов. На основном пирсе слонялись из угла в угол человек двадцать. На ближнем причале одиноко стоял пустой теплоход. По-видимому, вокзал, все-таки, функционировал, но вот как? - Пошли отсюда! - внезапно разозлился Гризли. - Ни черта не поймешь с этими рейсами! - Дело говоришь! - отозвался Паумен в литературном стиле В.П. Котелкова. На этом сходство прозы двух авторов закончилось.
***
- Сейчас без пятнадцати шесть, - стал благоразумно рассуждать мой товарищ. - Дождемся шести. Тут указан рейс на какой-то Кегостров: посмотрим, состоится он или. Я был недоволен этим решением. Однако, порычав минуты две для солидности, Гризли успокоился и признал правоту слов товарища. Друзья сели на скамеечку у здания вокзала и выпили по глотку приятной местной наливки.
***
В терпеливом ожидании пролетело минут пятнадцать. Мы уже собрались уходить, когда со стороны Северной Двины показался катер, заполненный народом. Он быстро шел по направлению к центральному причалу. Публика на вокзале воодушевилась. Словно услышав специальный сигнал, со всех сторон стали стекаться людские потоки. Мы с Пауменом немедленно затесались вглубь толпы. - Этот катер идет на Кегостров? - спросил я странного вида дедушку с козлиной бородой. - На Ке-го-о-о-стров! - проблеял старец в ответ столь пронзительно, что у меня заложило уши.
***
- Поехали, Гризли! - без промедления сориентировался Паумен, склонный в данном путешествие к спонтанным решениям. Забившись в катерок вместе с толпою, мы встали около борта. Корабль принял пассажиров и резво тронулся в путь.
***
Друзья впервые увидели Архангельск с воды, причем, в следующей последовательности. Сразу за морским вокзалом, превращенным в вещевой рынок, открывался памятник жертвам интервенции. Три фигуры: солдат, матрос и партизан-железнодорожник, подняли длинные винтовки вверх, дабы произвести залп памяти по погибшим. В такой позе, с неестественно вытянутыми руками, изобразил их местных скульптор. Сразу за памятником красовалось морское пароходство - самое шикарное здание в любом портовом городе. Там заседали местные "морские боссы". Далее следовал большой современный кукольный театр, где ныне открыт мебельный салон, массажный клуб и пара ночных заведений для богатых людей. Пассажирский порт сменяло самое высокое здание Архангельска, предназначение которого путешественники так и не выяснили. Чуть ближе к воде расположилась красивая православная церковь и спускающаяся вниз лестница. За ними находился Морской музей.
***
Волны Северной Двины приобрели темно-синий оттенок. Подул небольшой ветерок, обдавая друзей чем-то неуловимо морским, северным и романтическим. Тем временем, наше судно с довольно высокой скоростью для маленького катерка, неслось с таинственному Кегострову. Он оказался большим поселением неподалеку от города, фактически, другим берегом Северной Двины. Судя по количеству пассажиров на борту, многие жители Кегострова работали в Архангельске 16.
***
Когда катер причалил, путешественники поступили мудро. Они не вышли вместе с толпой, а, заняв сидячие места с прекрасным обзором, стали ждать нашествия островитян. Желающих посетить Архангельск оказалось немало. Вновь палуба наполнилась людьми, после чего расторопный кондуктор всех "обилетил".
***
Двое подвыпивших расположилось неподалеку от нас. Один из них, крепкий плечистый брюнет лет сорока, был как-то связан с речфлотом и обладал служебным мобильным телефоном. Второй, долговязый блондин, приходился ему случайным знакомым. Приятели долго болтали о каком-то Петре. Все это время блондин с интересом разглядывал чужой мобильник. - Николай, - наконец, решился он. - Дай, домой позвоню, жену обрадую. - Валяй! - легко согласился речфлотовец. - Деньги-то казенные.
***
- Дорогая! - пьяным и очень счастливым голосом начал свою речь блондин. - Иду к тебе на пароходе. Вокруг плещет волна. Тут он внезапно замолчал, прислушиваясь к реакции на том конце провода. - Да, правду говорю, на пароходе! - вдруг начал оправдываться звонящий, постепенно мрачнея. - По мобильнику. Да не пил я. Очевидно, жена решила, что муж ее разыгрывает или, того хуже, у него начался приступ белой горячки. - Ну и дура! - прокричал напоследок неудачливый абонент. - Можешь сегодня меня не ждать! Он зло покрутил пальцем у виска и виновато отдал трубку приятелю.
***
Спустя двадцать минут путешественники сошли на берег. Погода заметно улучшилась. Светило яркое солнце и, как ни странно, становилось все жарче. Моему товарищу чертовски захотелось выкупаться. По этому поводу мы поспешили на пляж. Здесь было достаточно много народу. Горожане сориентировались в погоде, и поспешили воспользоваться теплым днем.
***
Около берега сидела группа местных и слушала радиоприемник. Оттуда звучал неистребимый Сташевский. - Любовь здесь больше не живет! - в своей обычной манере голосил Влад, и с ним было трудно не согласиться. Рядом с приемником лежал крупный сенбернар с длинной шерстью. - Какой красивый! - восторженно воскликнул Паумен. Однако пес, почему-то не воспылал к нам взаимной симпатией. Увидев двух друзей, здоровенное животное вскочило на все свои четыре конечности и зашлось сиплым басом. Пришлось обходить компанию анапа гостевой дом дом у моря.
***
Пока Паумен плескался в водах Северной Двины, Гризли прогуливался по пляжу маршрутом арестанта: двадцать шагов влево, двадцать - вправо. Таким образом, я разрабатывал поясницу. А вот от купания пришлось отказаться. Паумен же вышел на берег в бодром расположении духа. Оглядевшись, мой товарищ решил воспользоваться одной из немногочисленных кабинок для переодевания. Гризли, тем временем, закурил и продолжил "игру в заключенного".
***
Через тридцать секунд Паумен вернулся. Его настроение несколько испортилось. - Знаешь, это - не переодевалка, - объяснил мой товарищ, - а кабинка для стриптиза. Я не сразу понял своего друга. Оказалось, что данная конструкция представляет собой незамкнутое кольцо, сквозь дверцу которого все просматривается. Своеобразный северный феномен никак не поддавался объяснению. Чего-то в городе было мало: либо железа, либо стрип-клубов.
***
После купания друзья устремились на Троицкий проспект, что идет параллельно набережной Северной Двины. Тут перед путешественниками вновь встал вопрос о питании. На этот раз он разрешился следующим образом: мы съели по шашлыку в кафе под открытым небом. Бездомный пес тоскливо выпрашивал кусочек весьма недешевого мяса. Гризли уставился на собаку в глубоком раздумье: и делиться не хотелось, и жалко было дворнягу. Мои сомнения разрешила продавец шашлыков. Она вынесла собаке на пластмассовой тарелке остатки мясного соуса. Пес нерешительно подошел к пайке, понюхал. преобразился и мгновенно сожрал вкусное блюдо.
***
На Троицком друзья обнаружили странную машину. Очевидно, это был памятник древнему машиностроению. Удивительная гусеничная конструкция стояла на постаменте, но никакой пояснительной надписи не. - Вот, архангельск белое море проявление партизанщины! - укоризненно воскликнул Гризли. - Стоит какая-то машина, понимай, как хочешь! Вместо ответа мой товарищ уткнулся в карту. Я же медленным шагом обошел "механизм". В памяти всплыли кадры из старой кинохроники. - Это, английский танк, - наконец, объявил Паумен. - Больше ничего не сказано. - Я понял! - догадался Гризли. - Красные войска отбили танк у интервентов, и поставили здесь в назидание потенциальным захватчикам инородцам.
***
Вечерело. Однако, солнце светило и грело по-прежнему, несмотря на десять часов вечера. Создавалось впечатление, будто хорошая погода установилась надолго. Однако путешественники, наученные непредсказуемостью стихии, не шибко верили в оптимистический прогноз. В любом случае, мы были довольны. Добравшись до кольца маршрутки N7, проходящей мимо "Беломорской", друзья поехали в гостиницу.
***
Паумен открыл дверь, и путешественники вошли в номер. - Какого черта товар не разгружаете? - внезапно раздался голос за спиной у Гризли. Я резко обернулся. В комнате никого не. - Ладно, Вадим, перезвоню утром, - послышалось из-за стенки. - А сейчас мы идем в ресторан. Олег, пойдем!
***
Оказалось, у нас появились соседи. Слышимость была до отвращения прекрасной, поэтому мы быстро определили цель их приезда. Это были коммерсанты с бандитскими замашками, прибывшие сюда решать деловые вопросы. Слава богу, они надумали повеселиться, поэтому вскоре в смежном номере воцарилась тишина.
***
Путешественники включили "Animal Planet" и наткнулись на интересную передачу о природе дикой Африке. Однако, Гризли довольно быстро захрапел. Паумен еще пытался посмотреть кино о пресноводных акулах, но сил уже не. Тогда мой товарищ выключил телевизор и уснул до следующего утра.
Гризлиус 7. РЕЧНОЙ КРУИЗ.
"Эх, утону ль я в Северной Двине, Иль сгину как-нибудь иначе, Страна не зарыдает обо мне, Но обо мне товарищи заплачут".
Народная блатная песня.
- Слышь, Вадим, я тебе серьезно толкую, - донеслось до меня сквозь сон. - Такие дела с полтычка не делаются. Сейчас я приеду, и мы разберемся. Недовольный Гризли перевернулся на другой бок. - Собирайся, Олег, в Холмогоры едем! - вновь прозвучал настырный голос. Это проснулся и приступил к "работе" наш разговорчивый сосед-коммерсант. По этому поводу мне пришлось натянуть на ухо подушку.
***
Через пару минут в соседнем номере хлопнула дверь. Затем дважды повернулся ключ. После раздались удаляющиеся шаги по коридору. Таким образом, место бандитской разборки стало медленно смещаться из гостиницы "Беломорской" в сторону Холмогор, на родину великого русского ученого, Михаила Васильевича Ломоносова. - Эх, и поломают вам там носы! - мстительно подумал я о соседях. - Не исключено, что холмы горами покажутся. Выразив свое раздражение, Гризли потянулся и вновь погрузился в сон.
***
В следующий раз я проснулся уже в двенадцать. Паумен лежал на кровати и внимательно изучал местную "Правду Севера". - Что пишут? - поинтересовался Гризли, ощущая неловкость в связи с затянувшимся сном. - Солнце: восход азовское море курорты частный сектор 3 часа 8 минут, заход в 23 часа 36 минут, - флегматично ответил Паумен. - Долгота дня: 20 часов 28 минут. - И это. - не угомонился я. - А что-нибудь по-настоящему ценное сообщают? - По всему Архангельску сплошные пожары, - мрачно добавил Паумен. - Горят хозпостройки Кегострова, в Соломбале - огонь на улицах Валявкина и Советской. Не хватает пожарных в городе, черт возьми. И ты еще спрашиваешь. - Понял, - ответил медведь и быстро закончил с расспросами.
***
Выйдя из гостиницы, друзья первым делом направились в столовую. - Какую еще столовую? - возмутится внимательный читатель. - Вечно вы мучаетесь по поводу еды. - А вот в какую! - резонно отвечу оппоненту. - Вчера мы обнаружили прекрасное заведение около гостиницы "Пур Наволок Отель" 17. - Кто кого волок? - слышу новый вопрос. Ответа у меня, увы. "Пур Наволок" созвучен выражениям "тур уволок", "шампур-наворот" или "хмур паренек". Все, без исключения варианты, представляются мне идиотическими 18.
***
Лучше поговорим о найденной столовой. О, уважаемые мои! Как приятно заглянуть в полупустое помещение исключительно столовского типа, и, гордо шествуя вдоль раздачи, взять себе салат из квашеной капусты, оливье, грибной суп, котлету по-архангельски, два пирожка с мясом, два компота и три куска хлеба. - Гризли, а ты не лопнешь? - с тревогой спросил Паумен, когда я тащил два переполненных подноса. - Потом мне будет плохо, - честно признался Гризли. - Но это уж потом!
***
- Итак, приступим, - молвил автор данных строк и навалился на пайку. Вскоре салаты и суп исчезли в необъятном брюхе медведя. Туда же последовала вкуснейшая котлета из трески вместе с пюре. Далее Гризли сделал небольшую паузу. Паумен за это время доел зеленый салат и деликатно приступил к супу. - Нет, это - не по мне, - решил Гризли, взглянув на товарища. Я в темпе заглотил еще два пирожка и, запив двумя компотами, удовлетворенно отвалился от стола. - Эх, еще надо было взять! - азартно прокомментировал Гризли свое состояние. Паумен ничего не ответил; лишь недоверчиво покосился на слишком активного медведя.
***
Выйдя на улицу, мы решили перекурить. Присев на скамеечку напротив столовой, я полез в рюкзак за "Петром 1". Неподалеку сидело три местных жителя. - И они говорят: плати за свет, - услышал я обрывок чужого монолога. - А у меня зарплата охранника - 1200 рублей. - Посылай их подальше, - отозвался другой. - Какой свет при таких расходах. Тут Гризли стало-то неловко. Я подумал, что на такую месячную зарплату мы прожили бы в "Беломорской" чуть меньше четырех суток. При этом, естественно, без еды.
***
После перекура друзья поспешили на пляж: он располагался в каких-нибудь ста метрах. Солнце шпарило вовсю, поэтому купание было просто необходимо. На подходе к Северной Двине мне внезапно сделалось плохо. - Кажется, переел, - обреченно сообщил я товарищу, ощущая неприятные эмоции животом. Последний, казалось, кричал: - Я, понимаю, что было очень вкусно! Но ты должен знать, что я - не резиновый! Подобные крики раздавались около часа, вызывая у автора болезненные чувства и угрызения совести. Затем живот угомонился, очевидно, переварив столовский обед.
***
А Паумен и Гризли отправились на пассажирский речной вокзал. Вчерашняя поездка на Кегостров открыла перед нами новые горизонты, и вот какие. Дело в том, что Северная Двина перед впадением в Белое море разделяется на множество рукавов и образует дельту площадью более 900 км2. Получившиеся в результате острова не имеют иного сообщения с сушей, кроме premier косметика мертвого моря. Поэтому для местных жителей теплоходное сообщение не роскошь, а осознанная необходимость. Друзья решили использовать этот факт для осмотра новых, неизведанных мест. Мы запланировали длительную речную поездку через несколько населенных пунктов, расположенных на разных островах.
***
На этот раз степень партизанщины на вокзале несколько снизилась. О дальних рейсах даже стали объявлять через динамик. Поэтому мы довольно легко нашли нужный нам теплоход "Москва-197" (в простонародье именуемый "калоша") и отправились в далекое плавание. Скорость судна оказалась значительно ниже, чем у катера, возившего путешественников на Кегостров. Данный парадокс объяснился просто: пассажирские теплоходы типа "Москва" изначально проектировались под экскурсионные цели. А потом, по любому поводу, их стали широко использовать по всей стране.
***
С правого борта открылась уже знакомая панорама Архангельска. Ветра в тот день практически не было, зато солнце светило вовсю. По мере продвижения теплохода вперед, друзья любовались современными зданиями центра и вкрапленными в них старыми постройками. Три, уже известных фигуры из архитектурного ансамбля "Памяти жертвам интервенции", салютовали нам своими допотопными винтовками. После этого Архангельск стал медленно удаляться. Через полчаса мы проплыли знакомый Кегостров с его деревянной пристанью. Напротив располагался остров с оригинальным названием "Житовая Кошка". Сразу замечу, что кошачья тема здесь была представлена на все сто: так были Кошки Прямые, Кривые и Лесные. Последний остров был наиболее большим 19.
***
На Житовой Кошке нам приглянулись красивые песчаные берега. Остров имел небольшую пристань, откуда на теплоход с грустью смотрело человек двадцать. Увы, наша "Москва" там не останавливалась. Многие архангелогородцы имеют на Житовой Кошке участки, где сажают преимущественно картошку. Нам захотелось съездить туда и вдоволь позагорать. К сожалению, времени на это не оставалось.
***
Разглядывая медленно проплывающие берега, я невольно задумался о течении времени. Архангельское путешествие давно перевалило за половину, а казалось, что оно только начинается. Многообразие увиденного не утомило, а скорее, напомнило друзьям, что есть еще множество маршрутов для путешествий. - Эх, сейчас бы, прямо из Архангельска, рвануть в Белое море! - мечтательно подумал я. - До поздней осени ходить по островам, лучше узнавая природу Севера.
***
От возвышенных мыслей автора отвлек Паумен. - Гризли, мне срочно нужен туалет, - сообщил товарищ трагическим голосом. - Иначе придется выходить в ближайшем поселке. Кстати, он назывался Цигломень. - Слушай, Паумен, посмотри по теплоходу, - взмолился Гризли. - Мы ведь проехали не больше четверти пути. Не может быть судна без туалета! Через пару минут мой товарищ вернулся. - Туалета негде нет, - констатировал он. - Выходим в Цигломени.
***
Тогда мы отправились на поиски вместе. Путешественники искали везде: в двух пассажирских салонах, в закрытом буфере, в машинном отделение, а также около работающих водометных двигателей. Сортира решительно нигде не. Я поминутно выглядывал за борт и видел стремительно приближающуюся Цигломень. Наконец, поиски увенчались успехом. Паумен случайно наткнулся на служебный туалет, чудом открытый. Это помещение позволило нам продолжить поездку, избавив от перспективы в течение трех часов блуждать по однообразной Цигломени.
***
В бодром настроении мы вернулись на верхнюю палубу. Там почти не было народу. Правда, вместе с нами совершала поездку семейная пара, недавние пенсионеры. Как бывшим речфлотовцам, им разрешили ехать бесплатно. Радостные "блатники" с удовольствием глазели по сторонам. Однако, мужу, бывшему капитану теплохода, было недостаточно одного созерцания. Он ужасно хотел общения с людьми и, с надеждой, посматривал в нашу сторону. Наконец, бывший моряк решился.
***
- Не могу понять, почему опрокинулась эта вышка? - глубокомысленно обратился он к путешественникам, имея в виду упавшую сварную конструкцию на берегу. - Наверное, ветер был сильный. - Ага, - безучастно ответил Гризли и стал смотреть в противоположную сторону. - Может быть, фундамент размыло водой? - продолжил капитан. - Угу, - равнодушно согласился Паумен и уставился в карту Архангельска. - Наверное, вышку просто демонтировали? - отчаянно вопросил бывалый речфлотовец. Паумен и Гризли переглянулись и промолчали. - Ладно, - тяжело вздохнул капитан, - Пойду к жене.
***
Теплоход, между тем, забирался все дальше и дальше в дерби Северной Двины. Широкие разливы, вытянутые острова сменялись узкими камышовыми проходами и маленькими клочками суши. Внезапно открылся довольно высокий берег. Вокруг залетали ласточки. Присмотревшись, мы увидели огромное количество ласточкиных гнезд на обрывах острова. Вскоре вдалеке показались первые дома, затем пара моторных лодок. Спустя минут десять я увидел большое коровье стадо. "Москва-197" медленно подходила к деревушке со старинным названием "Конецдворье".
***
Изучая приближающееся селение, я заметил человеческую фигуру метрах в пятидесяти от берега. Равнодушно скользнув по ней взглядом, автор данных строк вдруг почувствовал что-то противоестественное. И тут понял, что человек. идет по воде. - Смотри, Паумен, Иисус Христос! - с натяжкой засмеялся Гризли, не совсем доверяя своему зрению. Действительно, одинокая человеческая фигура неспешно брела по Северной Двине. Ноги идущего примерно по щиколотку погружались в воду и с легкостью отпружинивали для следующего шага. Друзья замерли в напряженном ожидании. Между адлер гостиницы у моря, "новый мессия" все шел и шел, отрицая своим поведением все законы природы.
***
- Я понял, - наконец, произнес Паумен. - Здесь очень мелко. Иного объяснения быть не. Гризли недоверчиво усмехнулся. Тут незнакомец сжалился над путешественниками. Мы увидели, как вода постепенно дошла ему до колен, потом - до пояса, и местный житель, отчаявшись дойти до глубины, нелепо нырнул. Таким образом, идея о новом мессии развеялась в прах. Зато мы узнали, что разливы Северной Двины временами крайне мелководны.
***
Этим и объясняется использование тихоходных судов. Теплоходы типа "Москва" имеют водометные двигатели и, благодаря этому, малую осадку. Подобная конструкция позволяет достаточно крупному судну перемещаться по мелководью. Правда, глубина около метра для этого, все-же, необходима. Словно подтверждая данный факт, теплоход замедлил скорость до пешеходной, и совершил ювелирный поворот по фарватеру, затратив на это около получаса. В уникальной операции ему помогали многочисленные буйки, по которым ориентировалась команды теплохода.
***
Наконец, мы причалили в Конецдворье. Детвора радостно приветствовала теплоход; взрослые реагировали более сдержанно. Местные с интересом глазели на корабль, а пассажиры - рассматривали деревню. Более всего запомнилась деревянная церковь, единственная на всем пути следования. Она была типичной: ставится сруб, на нем возводится луковица, которая покрывается ромбовидной черепицей. Сравнивая церковь с Алексеевской, я не смог отдать предпочтение той или иной конструкции. Разве что конецдворская выгодно отличалась своим месторасположением, нависая над рекой и отражаясь в спокойных водах.
***
Деревенские дома были построены весьма основательно. Под одной крышей с жилым домом располагался и хлев - помещение для скота и хранения сена. Думаю, это было характерно для северных поселений. - Как люди переживают такие долгие и суровые зимы? - думалось. - Как добираются до Большой Земли. Наверное, на лыжах по снегу. - А как же магазины? - вновь задавался я следующим вопросом. не находил ответа.
***
Тут я должен сделать паузу и сообщить, что наш круиз продолжался очень долго. Постепенно мы начали переполняться впечатлениями. Так, последующие за Конецдворьем названия деревень я не запомнил. После двух часов непрерывного путешествия разговор прекратился сам. Паумен и Гризли молча смотрели на вновь открывающиеся речные просторы, глубоко задумавшись каждый о своем. Сознание слабо фиксировало подробности пути, различные пейзажи сливались в единую картину, и лишь общее впечатление от бесконечного путешествия по морской глади усиливало всемогущее время.
***
Отследить маршрут теплохода было весьма сложно. Корабль постоянно разворачивался, заходил то на один, то на другой остров. Временами я даже не мог понять, где находится Архангельск. Слава богу, с этим удачно справлялась команда. Когда около населенного пункта не было причала, использовался собственный трап корабля. С носа разворачивались деревянные подмостки, и, по ним счастливые пассажиры забирались на теплоход или сходили на сушу. За этим процессом внимательно следило все население деревни.
***
На одном из причалов запомнилась следующая надпись: "Жириновский - наш президент, однозначно". Краем уха я услышал, как наш сосед-речфлотовец бубнит в ухо жены: - Видала, что написано? "Жириновский - наш президент". Тут он сделал паузу и добавил: - Непременно.
***
Ближе к семи друзья вновь увидели Архангельск. Теплоход преодолевал последний участок пути, а мы стояли на борту нижней палубы и наблюдали за автобусом к морю в крым просторами. Вскоре впереди показался железнодорожный мост, затем - Морской вокзал. Город медленно, но верно, наплывал на путешественников. Минут через двадцать теплоход встал у причала. Паумен и Гризли неторопливо сошли на берег, однако я еще долго покачивался на асфальте, словно бывалый матрос.
***
Сразу захотелось купаться: температура к вечеру нисколько не снизилась. Однако, сначала надо было поесть. - Испытаем "Лидию", - предложил Гризли, приметив достаточно шикарное заведение на той стороне улицы. - Все-равно по пути. - А если дорого, уйдем, - добавил Паумен, памятуя "Оранжевый Град". И наши друзья, несколько неуверенно, направились к загадочному кафе.
***
Напротив "Лидии" стояло несколько человек. Они неспешно курили и о чем-то беседовали. Завидев приближающихся путешественников, люди преобразились. Половина из них срочно заскочила в кафе; крупный мужчина застыл перед входом с торжественным выражением лица; а нарядно одетая женщина поспешила нам навстречу. - Вы в "Лидию"? - защебетала она, увлекая Паумена и Гризли в заведение. - Оставьте рюкзак в гардеробе и проходите. Путешественники сразу все поняли. Плавно развернувшись, мы стали удаляться от кафе, всеми правдами и неправдами отбиваясь от назойливого персонала. Слава богу, что вслед не понеслись ругательства.
***
- Какие же там цены? - задумался Гризли, когда мы отошли метров на триста. - Если кафе в центре города не имеет посетителей. Как они не разорятся? - Там один клиент платит за десятерых, - легко объяснил Паумен. - Ты мне лучше скажи, где нам поесть? На наше счастье, выход нашелся быстро. Спустя пару кварталов друзья набрели на буфет с большим ассортиментом булочек с рыбой. Особо отмечу пирожки с семгой. Благодаря гостеприимному буфету, мы все-таки смогли попробовать эту вкуснейшую рыбу Беломорья 20.
***
- Давай, Гризли, все-таки посетим район Первых пятилеток, - предложил Паумен, памятуя о нашей прошлой неудачной поездке. - К тому же, там указан пляж. Автор данных строк тяжело вздохнул и последовал за товарищем. Что-то во мне смутно восставало против поездки, но спорить с Пауменом не хотелось. Путешественники сели на маршрутку у Морского порта и понеслись вперед. Переехав Кузнечиху, автобус свернул вправо и последовательно проехал кладбище, пустырь и крупный завод. Затем показались новостройки. Еще минут через десять мы доехали до места.
***
Это была типичная окраина большого города: однообразные пятиэтажные дома и мало магазинов. У Гризли тотчас испортилось настроение. - Зачем мы сюда притащились? - стал возмущаться медведь. - Здесь - сплошные местные, а уже полдевятого. - Чем тебе не нравится район? - резонно возражал Паумен. - Вполне тихо и уютно, река рядом. Однако, переубедить медведя было невозможно. В связи с этим друзья быстро выкупались и покинули пляж.
***
И все-таки, несколько слов о нашем посещении. Широкая Кузнечиха неспешно несла свои воды, омывая приветливый берег Соломбалы. Рядом, слева, находился железнодорожный мост, по которому спокойно ходили местные жители 21. На противоположном берегу стояло две иномарки. Их владельцы так громко включили радио, что было слышно даже на пляже. Рядом с водой сидело человек двадцать, преимущественно, местная молодежь. На скамейке поодаль расположилась группа короткостриженных подростков; какой-то парень бренчал на гитаре. Именно эти молодцы и вызвали у меня наибольшее беспокойство.
техническое перевооружение энергетического оборудования;
замена изношенных тепловых сетей и теплосетевого оборудования;
установка в многоквартирных домах индивидуальных тепловых пунктов (ИТП);
внедрение автоматизированных систем контроля и учета энергоресурсов;
создание единой оперативно-диспетчерской службы;
изыскание альтернативных источников водоснабжения в городе Архангельске;
организация деятельности единой коммунальной транспортной инфраструктуры г. Архангельска;
создание страховых запасов материалов и оборудования для оперативного устранения аварий;
строительство полигонов для ТБО и мусороперерабатывающего комбината в Архангельске. Рекультивация полигонов.
При губернаторе Архангельской области создана рабочая группа по реализации проекта «Энергия Белого моря». Презентации проекта прошли в Министерстве энергетики и Министерстве регионального развития РФ. Разработан комплекс мероприятий, направленных на снижение потерь энергоресурсов в тепловых и электрических сетях, улучшение режимов поставки электрической и тепловой энергии, снижение издержек. Проект «Энергия Белого моря» полностью синхронизируется с деталями федеральной целевой программы «Комплексная программа модернизации и реформирования жилищно-коммунального хозяйства на 2010 - 2020 годы».
Автор: Yana Potishuk Опубликовано в 09:53
  • 79

Комментарии пользователей

Опубликовано в 18:40
Расположен в Морском саду города, в 5 мин.

Информация Посетители, находящиеся на сайте в качестве Гостей, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Нужно зарегистрироваться.

Главная| Автокемпинги на черном море отзывы| Аптечка в дорогу на море| Аренда коттеджа на море| Адриатическое море на карте| Азовское море все включено| Анапа море в июле| Анапа гостевой дом дом у моря| Азовское море кучугуры карта| Абхазия жилье у моря| Алания турция какое море| Абхазия гостиница у моря| Адлер отдых у моря| Алушта отели на берегу моря| Азовское море домик у моря| Азовское море кучугуры карта